Использование нитрозометилмочевины и нитрозоэтилмочевины при создании селекционного материала смородины и крыжовника

  • Игорь БУЧЕНКОВ Учреждение образования «Международный государственный экологический институт им. А.Д. Сахарова» Белорусского государственного университета, г. Минск, Республика Беларусь

Abstract

Abstract. The possibility of using nitrosomethylurea (NMU) and nitrosoethylurea (NEU) in the selection of currants and gooseberries was studied. It was found that NEU solutions have higher mutating effect as compared to the NMU solution. The 0.5% and 1% solutions of NMU and NEU are considered to be the sublethal and lethal doses, respectively. A greater percentage of mutant forms with economically valuable traits was observed if apical buds of plants were treated with 0.005% solutions of NEU and 0.01% solutions of NMU with an exposure time of 12 hours. The following cultivars of black currants are characterized by higher mutability: Pamyati Vavilova (4.38%), Minaj Shmyryov (4.26%), while the cultivars Cerera (0.84%) and Katyusha (0.78%) have lower mutability. Red currant cultivar Rannyaya Sladkaya (12.11%) is characterized by higher mutability as compared to the cultivar Mechta (10.62%). Gooseberry cultivars with higher mutability are Rozovyj 2 (14.88%), Malachite (13.66%), while the cultivars Yarovoj (2.63%) and Mashenka (0.63%) have the lowest mutability. A pool of 57 types of black currant with different forms of morphosis and mutations was developed, 53 types of red currant, 66 types of gooseberries. The following number of cultivars surpassing the original parent varieties for complex traits were selected: 4 types of black currants, 2 of red currant, and 3 types of  gooseberries.


Key words: Currant; Gooseberry; Nitrosomethylurea; Nitrozoethylurea; Selection; Mutagen; Phenotype.


Реферат. Изучена возможность использования нитрозометилмочевины (НММ) и нитрозоэтилмочевины (НЭМ) в селекции смородины и крыжовника. Установлено, что растворы НЭМ обладают большим мутабильным эффектом в сравнении с НММ. Сублетальными дозами НЭМ и НММ являются 0,5% растворы, а летальными – 1% растворы. Больший процент развития мутантных форм с хозяйственно-ценными признаками наблюдается при обработке верхушечных почек растений 0,005% растворами НЭМ и 0,01% растворами НММ при экспозиции 12 часов. Большей мутабильностью у смородины черной характеризуются сорта Памяти Вавилова (4,38%), Минай Шмырев (4,26%), меньшей – Церера (0,84%), Катюша (0,78%). У смородины красной большей мутабильностью характеризуется сорт Ранняя сладкая (12,11%), меньшей – Мечта (10,62%). У крыжовника большей мутабильностью характеризуются сорта Розовый 2 (14,88%), Малахит (13,66%), меньшей – Яровой (2,63%) и Машенка (0,63%). Получен фонд из 57 форм смородины черной с различными типами хозяйственно ценных морфозов и мутаций, 53 – смородины красной, 66 – крыжовника, из которых отобрано 4 формы смородины черной, 2 – смородины красной и 3 – крыжовника, превосходящие исходные родительские сорта по комплексу признаков.


Ключевые слова: Смородина; Крыжовник; Нитрозометилмочевина; Нитрозоэтилмочевина; Селекция; Мутаген; Фенотип.

References

1. АУЭРБАХ, Ш. (1978) Проблемы мутагенеза. Москва: Мир. 458 с.
2. БАВТУТО, Г.А. (1980) Обогащение генофонда и создание исходного материала плодово-ягодных культур на основе экспериментальной аллополиплоидии и мутагенеза: автореф. дис. ... д-ра биол. наук. Тарту. 49 с.
3. ЗОЗ, Н.Н. (1968) Методика исследования химических мутагенов в селекции сельскохозяйственных культур. В: Мутационная селекция. Москва: Наука, с. 217-230.
4. ПОТАПОВ, С.П. (1977) Химический мутагенез в селекции черной смородины. В: Индуцированный мутагенез в селекции садовых растений. Москва: Изд-во МГУ, с. 131-141.
5. РАВКИН, А.С. (1972) Типы индуцированных химер черной смородины и некоторые особенности их формирования. В: Плодоводство и ягодоводство нечерноземной полосы. Москва: НИЗИСНП, с. 322-331.
6. РАВКИН, А.С. (1981) Действие ионизирующих излучений и химических мутагенов на вегетативно размножаемые растения. Москва: Наука. 192 с.
7. РАПОПОРТ, И.А. (1978) Генетические ресурсы доминантности в химическом мутагенезе и их селекционное значение. В: Химический мутагенез и гибридизация. Москва: Наука, с. 3-33.
8. РАПОПОРТ, И.А. (1992) Явление химического мутагенеза и его генетическое изучение. В: Природа, № 3, с. 103-106.
9. РАПОПОРТ, И.А., ШИГАЕВА, М.Х., АХМАТУЛЛИНА, Н.Б. (1980) Химический мутагенез проблемы и перспективы. Алма-Ата. 320 с.
10. САЛЬНИКОВА, Т.В. (1983) Факторы, влияющие на спектр и типы мутантов при химическом мутагенезе. В: Химический мутагенез и качество сельскохозяйственной продукции: сб. науч. тр. Москва: Наука, с. 38-51.
11. СТРЕЛЬЧУК, С.И. (1981) Основы экспериментального мутагенеза. Киев: Вища школа. 216 с.
12. ЭГЛИТЕ, М.А. (1971) Влияние N-нитрозоэтилмочевины на черную смородину в год обработки. В: Химический мутагенез и селекция. Москва: Наука, с. 379-388.
13. BAUER, R. (1957) The induction of vegetative mutations in Ribes nigrum. In: Heredidas, nr. 2, pp. 323-337. ISSN 1601-5223.
14. GROBER, K. (1967) Some results of mutation experiments an apples and black currants. In: Induced mutations and their utilization. Bonn, pp. 377-382.
15. NYBOM, N., KOCH, A. (1965) Induced mutations and breeding methods in vegetatively propagated plants. In: Radiation Botany, nr. 4, pp. 661-678. ISSN 0033-7560.
Published
2020-02-07
How to Cite
БУЧЕНКОВ, Игорь. Использование нитрозометилмочевины и нитрозоэтилмочевины при создании селекционного материала смородины и крыжовника. Stiinta agricola, [S.l.], n. 1, p. 70-77, feb. 2020. ISSN 2587-3202. Available at: <https://sa.uasm.md/index.php?journal=sa&page=article&op=view&path%5B%5D=653>. Date accessed: 24 oct. 2020.
Section
Table of contents